Початкова сторінка

Прадідівська слава

Українські пам’ятки

Змагатимеш до посилення сили, слави, багатства і простору Української держави

Богдан Хмельницький

?

1988 г. По восточному Подолью

Чтобы попасть в Кукавку сегодня, едучи «из столиц», можно сойти на железнодорожной станции Вендичаны, где останавливаются все пассажирские поезда, проходящие через Жмеринку и Могилев-Подольский. Дорога от станции идет дубово-грабовым лесом и через два километра выходит на степной простор, где, как поется в песне, «буряки рядочками стелються листочками». Еще три километра, поворот, и – чудесная яблонево-черешенная улица приводит в центр села. У развилки дорог – обелиск в память 144-х односельчан, погибших на фронтах Великой Отечественной войны. Напротив – краеведческий музей, размещенный в бывшей церкви Димитрия.

Жизнь и в этих местах зародилась давно: в Кукавке и близ соседних сел Нижний Ольчедаев и Ломазов археологи открыли поселения трипольской культуры и два городища раннескифских времен. Находка же надмогильного памятника, датированного 1630 годом, свидетельствует о том, что село уже и тогда существовало. Кукование кукушек в густой дубраве, давшей приют первым поселенцам-осадчукам у живописного озерца, перешло, как полагают старожилы, в название села.

В Кукавке издавна жил дух козацкой вольности, и закрепощение крестьян встречало бурный протест. Во время восстания гайдамаков под руководством Верлана в 1734 году многие кукавцы приняли самое деятельное участие в движении, возглавленном избранным в сотники кукавским казаком Иваном Бабиём.

Подавив восстание, шляхта жестоко расправилась с его участниками, а Бабия казнили, и отрубленная голова его, насаженная на высокий столб-палю, долго ужасала население. Тело же закопали в двух километрах от Кукавки, на меже сел по дороге на Ярышев. Каменный столб, именуемый в народе «Бабій», стоит там и поныне. Кукавский краевед Мефодий Васильевич Рябый записал в 1905 году народную песню:

«Як того пана Бабія Івана,

Сотника козацького,

Та як бусурмани піймали,

Та голову йому рубали,

Та на палю вішали,

Та у сурми вигравали,

З його тіла глузували,

На границі закопали.

Закряче ворон, степом літаючи,

Заплаче козацтво,

Якому на серці гори гнітючі,

Та все по своїх братах,

По буйних товаришах козаках…»

Кукавка, принадлежавшая до 1793 года Катарине Коссаковской, была конфискована и подарена Екатериной II И.И.Моркову за его военные заслуги при подавлении польского восстания под руководством Тадеуша Костюшко.

Братья Морковы – типичные представители «екатерининских орлов», герои турецких войн и всех свершений конца XVIII века, герои войны 1812 года, но – люди старшего поколения, именно те, кто «при государыне служил Екатерине», кто не участвовал в движении декабристов. Евгений – сподвижник Кутузова, Аркадий – известный дипломат. Ираклий Иванович Морков (1752 -1829), воспитанник Шляхетского сухопутного кадетского корпуса, отличился храбростью при штурме Очакова, за взятие Измаила удостоился отзыва самого Суворова, как «самый храбрый и непобедимый офицер». Обласканный при Екатерине, отставленный при Павле, граф И.И.Морков пришел на Бородинское поле во глаие московского ополчения, участвовал во всех важнейших событиях Отечественной войны. Представитель старинного русского дворянского рода, он был женат на дочери графа Антона Миниха, которая вместе с приданым привезла в Кукавку из Новгородской губернии и часть своих дворовых людей. Среди них был и одаренный талантом художника Василий Андреевич Тропинин (1776-1857). В 1798 году Морков отдал способного крепостного в Петербургскую Академию художеств, в учение к известному портретисту профессору С.Щукину. Через шесть лет В.Тропинин показал на академической выставке картину «Мальчик, тоскующий об умершей своей птичке», сразу же привлекшую внимание знатоков. Боясь потерять ставшего выгодным крепостного, Морков затребовал Тропинина в Кукавку, так и не дав ему доучиться.

Здесь русский художник, а тогда крепостной слуга, кондитер, домашний живописец, учитель рисования господских детей жил с 1804 по 1812 и с 1818 по 1821 год, лишь в сорок семь лет получив «вольную». Подольский период жизни замечательного мастера отмечен не только парадными портретами господ, но и портретами местных крестьян, среди которых портрет народного героя Украины повстанца Устима Кармалюка, и многими другими работами. Особое место в творчестве Тропинина занимает известная картина «Свадьба в Кукавке», запечатлевшая как быт украинских крестьян, так и два архитектурных памятника (теперь остался один), возведенных художником по велению Моркова. Это господский дом и церковь Димитрия – единственное, дошедшее до наших дней в несколько измененном виде архитектурное творение прославленного живописца.

То, что не сохранился панский палац, неудивительно: ведь непокорная Кукавка бастовала в 1905 году, восставала против австро-германских оккупантов в 1918-м.

Джерело: Малаков Д.В. По восточному Подолью. – М.: Искусство, 1988 г., с. 68 – 70.