Початкова сторінка

Прадідівська слава

Українські пам’ятки

Будь гордий з того, що Ти є спадкоємцем боротьби за славу Володимирового тризуба

Богдан Хмельницький

?

1918 р. Видубицький монастир після вибуху Звіринецьких порохових льохів

Вступне слово й публікація документа Віри та Ігоря Гиричів

Середина 1918 року була для України дуже непевним часом. Політична ситуація після квітневого гетьманського перевороту на початок літа надзвичайно загострилася. Російські радикальні кола, особливо есери й більшовики, намагалися будь-що посварити український уряд з німецьким військовим проводом. З цією метою було вчинено замах на фельдмаршала Айхгорна, підірвано склади набоїв в Одесі, готувався атентат на гетьмана.

Першим терористичним актом у цій низці був вибух Звіринецьких порохових льохів у Києві, жахливий своєю силою та наслідками. Близько одної тисячі було забито й поранено, до 10 тисяч людей лишилися без притулку. Заграву було видно з усіх куточків міста, відомі світлини величезного стовпа диму, що обрисами скидався на велетенський гриб ядерного вибуху. Та й силу того струсу землі можна порівняти нині хіба з ядерним випробуванням, або восьми-десятибальним землетрусом.

Про деякі наслідки вибуху для Троїцького Іонівського монастиря на Звіринці та Видубицького монастиря вже йшлося в публікації В. Ковалинського „Свято-Троїцький монастир” (Андріївський узвіз. – 1992. – № 8 (13). – С. 7). Однак є документ, у якому зафіксовано всі пошкодження будівель Видубицького монастиря. Матеріали саме цього огляду пошкоджень використав Ф.Ернст у книжці „Художественные сокровища Киева, пострадавшие в 1918 г.”. Згаданий документ (як і вже друковані в „Андріївському узвозі” акти руйнувань Михайлівського й Успенського соборів) зберігається у фонді Київського товариства охорони пам’яток старовини й мистецтва Центрального державного історичного архіву України в місті Києві (Ф. 725. – Оп. 1. – Спр. 83. – Арк. 1-2).

Публікований документ наштовхує на деякі історичні паралелі. Обставини вибуху Звіринецьких порохових льохів дуже нагадують нам іншу акцію, що сталася на 23 роки пізніше – висадження в повітря Успенського собору (і першого, і другого разу виконавці не взяли на себе відповідальність за скоєне). Заручниками досягнення химерних політичних цілей (до того ж, дуже сумнівних з етичного погляду) в обох випадках були живі люди та неповторні архітектурні пам’ятки. Оприлюднення цього документа – ще один привід згадати про відсутність сьогодні як повної історичної картини, так і політичної оцінки тотальної руйнації української культури впродовж останніх десятиріч.

В Киевское общество охраны памятников старины и искусства

Повреждения памятников старины от взрыва 5-го июня 1918 г. на Зверинце. Осмотр 21-го июня н[ового] с[тиля]

Выдубицкий монастырь

Живописный монастырь, пощаженный январской бомбардировкой, пострадал во время Зверинецкого взрыва 5 июня 1918 г. более, нежели какая-либо иная группа памятников старины. Помимо колоссальной силы сотрясения почвы и воздуха, от которых стены монастырских зданий дали трещины от земли до купола или крыши, вылетали целиком солидные двери и оконные рамы, – на монастырь обрушился еще град снарядов, причинивших значительные повреждения. К счастью, снаряды были мелкокалиберные, или шрапнельные; лишь на конном дворе (вне усадьбы монастыря, через улицу) упал очень крупный снаряд, один из осколков которого весит 1 пуд 36 фун[тов].

Колокольня

Из старинных зданий пострадала прежде всего колокольня. Она является едва ли не старейшей колокольней в Киеве (конца 17 – начала 18 вв.). Здесь с восточной стороны, от замурованной арки (вероятно бывшего проезда) идет трещина до самого верха колокольни. Такая же трещина заметна и на южной стороне. Вылетели почти все окна с рамами, даже внутренние, запертые двери. Крыша ампирного покрытия колокольни сорвана почти вся целиком, шпиц уцелел. В новую западную пристройку попал снаряд, разбивший карниз и обсыпавший шрапнелью угол колокольни. У северной пристройки, где помещался старый архив, вылетели целиком несколько рам.

Ворота

Входные, ампирные ворота монастыря дали большую вертикальную трещину справа, на месте соприкосновения с колокольней, и несколько других; видны также следы шрапнели. На улице перед воротами упала масса снарядов.

Настоятельский дом

Находящийся к югу от колокольни настоятельский дом является памятником старины лишь в нижнем своем этаже – по-видимому, второй половины 18 века. Второй этаж новый. Здесь сильно пострадала крыша (поломано 15 стропил, толщиной 3x6 вершков), окна все вылетели. Пострадали также верхние потолки. Нижние сводчатые уцелели.

Георгиевская церковь

Церковь св. Георгия, сооруженная на средства старрдубского полковника Миклашевского в 1696-1701 годах, одна из красивейших церквей Украины, пострадала весьма тяжело. Здесь восточная грань алтарной стены дала трещину с низа до самого верха свода купола. Такая же трещина заметна и в своде среднего купола. Видимо, в связи с последней находится трещина в западной подпружной арке среднего купола. Под крышей церкви, по словам причта, повреждено 16 стропил. Такие же повреждения есть и в куполе, но они не подсчитаны. Также по сообщению причта, силою взрыва из церковных окон выброшено 48 рам, которые лежат вокруг нее, частью на значительном расстоянии. В главном западном входе в железной галерее выбиты стекла, внутренняя толстая деревянная дверь разбита в куски и отброшена внутрь храма, в портале разбита часть штукатурки. У северного портала снаряд ударил в крышу галереи пристройки, пробил ее и подшивку, сбил лепного ангела над порталом, пробил пол, но не разорвался. Все четыре оконных рамы пристройки вылетели. У галереи южного портала также выбиты все 4 рамы. Наконец, у западной части церкви (бабника или бабинца) сильно обсыпалась верхняя часть карниза, благодаря чему земля под ними усеяна кирпичей. Крест северного купола накренился на восток. Из повреждений внутри церкви необходимо еще отметить следующие. В престоле раскололось стекло, закрывавшее его восточную грань. Порвана в своей верхней части алтарная завеса. В иконостасе (чрезвычайно ценном памятнике старинной украинской резьбы), в трехлопастной арке над царскими вратами выбило резьбу и нерукотворенный образ. Направо от царских врат, в том же первом ярусе, у второй (считая от врат) колонны выбило резную капитель. Налево от церковных врат во втором образе раскололось стекло. Во втором ярусе иконостаса, над царскими вратами, выбито три образа „Царствие во славе”. Здесь же сильно накренило выдвинутую вперед, имеющую конструктивное значение левую резную колонну. Выше также заметны некоторые повреждения.

Трапезная церковь

Трапезная Выдубицкого монастыря, современная Георгиевской церкви и построенная тем же Миклащевским, также имеет некоторые повреждения. В алтарном выступе, подобно Георгиевской церкви, видна снизу доверху трещина восточной грани, особенно, заметная в куполе. Такие же, но малые трещины видны над перемычками окон у купольного тамбура. Стекла все выбиты. В крыше повреждено 18 стропил, самая крыша, особенно в западной стороне, очень сильно помята и вдавлена. Двери южного портала поломаны, над порталом – легкие трещинки. Внутри трапезной в своде также заметно несколько легких трещин. Внутренние двери выломаны. Снаружи видны еще сильные повреждения карниза, особенно у пилястров юго-зап[адного] угла и на северном, внутреннем (со стороны сада) фасаде.

Св.Михайловская церковь

Древнейшая в монастыре церковь св. Михаила пострадала сравнительно легко. На западном фасаде заметна легкая трещина. Внутри в низкой арке, отделяющей нартекс от средней части храма, осыпалась штукатурка. Налево, над входом на хоры, тоже легкие трещины. Оконные рамы также частью целиком вылетели, частью лишь вылетели стекла. Крыша повреждена в западной стороне, где помято 12 стропил.

Остальные здания

Прочие монастырские постройки пострадали весьма значительно. Так, в казначейский [дом] (налево от входных ворот) попало три снаряда, вблизи его – пять. Особенно много снарядов упало вокруг Георгиевской церкви, где их по следам, оставленным на кирпиче, можно считать десятками. Общее число, к сожалению, не выяснено.

Осмотр производил Федор Эрнст.

Джерело: Пам’ятки України, 1993 р., № 1-6, с. 192 – 193.