Початкова сторінка

Прадідівська слава

Українські пам’ятки

Не завагаєшся виконати найнебезпечнішого чину, якщо цього вимагатиме добро справи

Богдан Хмельницький

?

В составе УССР

А.А. Непомнящий

Сразу после вхождения Крыма в состав УССР в 1954 г. учет, охрану памятников истории, археологии в области начал обеспечивать Комитет по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров УССР. Управление по делам архитектуры при Совете Министров УССР стало ведать памятниками архитектуры, а Комитет по делам искусства при Совете Министров УССР – памятниками искусства. После ликвидации во второй половине 50-х гг. ХХ в. Комитета по делам культурно-просветительных учреждений и Комитета по делам искусства при Совете Министров УССР было создано Министерство культуры УССР, к которому перешли функции этих ведомств в сфере охраны памятников истории, археологии и искусства. Контроль над охраной, ремонтом и реставрацией памятников архитектуры начал осуществлять Государственный комитет Совета Министров УССР по делам строительства (Госстрой) вместо Управления по делам архитектуры при Совете Министров УССР.

Непосредственно на месте руководство поручалось отделам по культурнопросветительной работе и по делам архитектуры Крымского облисполкома, а также соответствующим подразделениям в структуре исполкомов городских, районных и сельских советов депутатов трудящихся.

В середине 1950-х гг. на учете в Крымской области состояли 3060 памятников истории и археологии (1860 – истории, 1200 – археологии).

Многие из них требовали восстановления и благоустройства. Для проведения этих работ из бюджета республики в 1954 г. было выделено 505 тыс. руб. (303 тыс. руб. – Крымской области, 202 тыс. руб. – г. Севастополю), а в 1955 г. – 425 тыс. руб. (365 тыс. и 60 тыс. соответственно). При этом только на342 восстановление памятников г. Севастополя необходимо было 300 тыс. руб. [229]. По подсчетам специалистов Министерства культуры в начале 1961 г. из общего количества памятников истории и культуры в Крымской области только 74 % находились в удовлетворительном состоянии [230].

Помимо отсутствия необходимых ассигнований на состоянии охраны памятников негативно отражалось равнодушное отношение к историко-культурным объектам руководителей местных органов власти. Самый большой урон в 1960-1964 гг. в Крыму был нанесен памятникам археологии.

Так, совхозом «Симферопольский» в 1960-1961 гг. было уничтожено 60 курганов V тыс. до н. э. около с. Дружное, совхозом им. Чкалова Бахчисарайского района в 1960-1964 гг. разрушено 20 курганов. С осени 1964 г. до весны 1965 г. севастопольской строительной организацией УНР – 544 около с. Пионерское Симферопольского района было уничтожено шесть больших курганов с богатыми скифскими склепами.

Печальная участь постигла оборонительные сооружения столицы скифского государства – Неаполя Скифского в черте г. Симферополя. В конце 1940-х – начале 50-х гг. открытые во время археологических раскопок сооружения Неаполя производили огромное впечатление. К середине 1960-х гг. от крепостных стен, ворот, башен остались только груды камней. В 1964 г. был нанесен отдельными лицами невосстановимый ущерб сохранности фресок единственного в своем роде на территории бывшего Советского Союза памятника скифской живописи в склепе № 9 [231]. По недосмотру и равнодушию хозяйственников были разрушены храм XVIII века близ поселка Фрунзенское (современный Партенит), ворота крепости в Евпатории, обелиск в честь строителей первой дороги Симферополь – Ялта [232].

Создание в 1966 году Украинского общества охраны памятников истории и культуры способствовало активизации инициатив государственных органов власти в памятникоохранительной сфере. На заседании бюро Крымского ОК КПУ 6 сентября 1966 г. было утвержден состав оргкомитета по созданию областного отделения общества. У истоков создания Крымской организации УООПИК стояли кандидат исторических наук, заведующий кафедры всеобщей истории Крымского педагогического института им. М. В. Фрунзе С. А. Секиринский, ученый секретарь Крымского группы Института археологии АН УССР О. И. Домбровский, кандидат географических наук, проректор, доцент Крымского педагогического института им. М. В. Фрунзе В. Г. Ена, бывший комиссар северного соединения крымских партизан, член Военно-научного общества Н. Д. Луговой, художник Н. М. Лядовский, доктор минералогических наук, председатель секции критики Крымского отделения Союза художников Украины Л. Д. Козин, скульптор Р. В. Сердюк, писатель Д. С. Черевичный, заместитель начальника областного управления культуры В. Г. Шамандиков, авторитетный археолог, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Крымской группы Института археологии АН УССР П. Н. Шульц, а также работники печати, музеев, представители общественных организаций [233].

На учредительной конференции 26 ноября 1966 г. была создана Крымская областная организация УООПИК. В состав областной организации УООПИК были привлечены лучшие научные силы – Сергей Анатольевич Секиринский (председатель), доктор филологических наук, профессор Крымского педагогического института им. М. В. Фрунзе Александр Илариевич Германович, ученый секретарь Крымского филиала Института археологии АН УССР Олег Иванович Домбровский, кандидат географических наук, проректор Крымского педагогического института им. М. В. Фрунзе Василий Григорьевич Ена, директор областного краеведческого музея Екатерина Михайловна Жук, заведующий отделом античной и средневековой археологии Крымской группы Института археологии АН УССР, кандидат исторических наук Павел Николаевич Шульц, научный сотрудник отдела античной и средневековой археологии Крымской группы Института археологии АН УССР Аскольд Александрович Щепинский. На начальном этапе они руководили деятельностью 493 первичных организаций общества, которые насчитывали 3818 человек.

При правлении Крымской организации УООПИК в 1967 г. были созданы секции: пропаганды (руководитель Н. Н. Панюшкин), историко-революционная (руководитель Е. М. Жук), военно-историческая (руководитель Д. Е. Ногин), археологии (руководитель А. А. Щепинский), письменности (А. И. Германович), юных следопытов (Л. Д. Ярич), научнометодический совет (возглавил В. Г. Шамандиков) [234]. В дальнейшем сформировались секция архитектуры и искусства (руководитель О. И. Домбровский) в 1968 г. и в 1969 г. секция правовой защиты (руководитель Д. Т. Ломакин).

Правление Крымской организации, четко планируя работу и распределяя обязанности, смогло к 1967 г. привлечь широкие слои населения к работе и создать развернутую сеть ячеек по охране памятников в городах и районах Крыма. На 1 мая 1967 г. насчитывалось 6 городских и 12 районных организаций, объединяющих 796 первичных организаций, 30728 индивидуальных и 333 коллективных членов.

Появление общественных форм охраны памятников позволило поставить работу по охране историко-культурного наследия на более высокий уровень, активизировать принятия законодательными и исполнительными органами власти постановлений, направленных на решение актуальных проблем памятникоохранительной сферы. Решение Крымского облисполкома от 5 июня 1967 г. «О мероприятиях по охране памятников природы, истории, культуры в Крымской области» способствовало активизации работ по паспортизации, благоустройству памятников. В ходе реализации этого постановления были оформлены охранительные обязательства, организовано шефство над памятниками со стороны предприятий, учреждений, совхозов, сооружены новые монументы.

Определенная работа была проведена по ремонту и реставрации Успенского монастыря, архитектурного комплекса в пещерном городе Чуфут-Кале в Бахчисарае. В 1967 г. начались работы по реставрации храмов Гавриила и Михаила в Феодосии, Иоанна Предтечи в Керчи, мечети Муфти-Джами в Феодосии. В 60-е гг. ХХ в. внимание архитекторов привлекал ханский дворец, в здании которого с 1955 г. функционировал Бахчисарайский историко-археологический музей, открытый на базе раньше существовавшего здесь дворца-музея и археологического музея пещерных городов. Фонды музея насчитывали более 65 тыс. экспонатов, из них 3800 находились в экспозиции. С 1960 г. памятник планомерно реставрировался под руководством архитектора Е. И. Лопушинской. Уже к 1963 г. был возвращен первоначальный вид ханской канцелярии.

С 1968-1969 гг. проводились реставрационные работы в евпаторийской мечети Джума-Джами, в Судакской крепости, в монастыре Сурб-Хач в Старом Крыму. На эти мероприятия только в 1970 году из государственного бюджета было выделено 78600 рублей, а Крымской организацией УООПИК – 1500 рублей [235].

Характерным явлением второй половины 1960-х гг. стала разработка Крымским облисполкомом перспективных планов реставрации, ремонта, благоустройства памятников с целью определения источников финансирования работ, рационального распределения средств. 5 сентября 1969 г. Крымский облисполком принял решения «О перспективном плане охраны, ремонта и реставрации памятников истории и культуры на 1970-1975 гг.» [236]. За счет средства городских и районных бюджетов, Крымской организации общества, а также долевого участия предприятий и организаций планировалось привести в порядок десятки памятных мест, братских могил, обелисков, мемориальных досок.

[А де ж пам’ятники В. І. Леніну? – М. Ж., 16.11.2021 р.]

Кроме того, предполагалась большая программа по охране и дальнейшей реставрации архитектурных и археологических памятников: археологического заповедника Неаполя Скифского, античного склепа Деметры, царского кургана, мечети Джума-Джами, историко-археологического заповедника «Генуэзская крепость», монастыря Сурб-Хач, пещерного города Чуфут-Кале. Однако реализовывались эти мероприятия не всегда в полном объеме.

Реставрационные работы осуществлялись стихийно, не выполнялись качественно и своевременно, а в деятельности органов охраны памятников сохранялся бюрократический формализм, часто намеченные планы ремонтно-реставрационных работ не выполнялись из-за отсутствия в области научно-реставрационной мастерской. После ее открытия в 1970 г. ситуация значительно изменилась. В своем сообщении в Госстрой УССР руководитель отдела по делам строительства и архитектуры Крымского облисполкома Виктор Парурович Мелик-Парсаданов отмечал, что организация Крымской научно-реставрационной мастерской ускорила работы по реставрации мечети Джума-Джами в Евпатории [237].

Одной из проблем памятникоохранительной сферы было установление многих памятников, мемориальных досок без согласования с районными и областными правлениями общества, управлением культуры и отделом архитектуры облисполкома, без утверждения эскизов и проектов. Имели место факты использования больших средств на сооружение символических памятников-монументов вместо реконструкции и благоустройства уже имеющихся памятников.

Для рассмотрения предложений относительно сооружения в городах и районах Крыма памятников на заседании президиума Крымской областной организации УООПИК 11 января 1968 г. была утверждена постоянная консультационно-методическая комиссия по в составе архитектора Гипрограда В. М. Чернышова (председатель), члена Военно-научного общества М. Д. Лугового (заместитель председателя), старших инспекторов управления культуры Г. И. Берестовского, В. С. Вознесенского, заведующего отдела строительства и архитектуры облисполкома В. П. Мелик-Парсаданова, художника Е. П. Петрова, научного сотрудника областного музея П. В. Тимченко, скульптора Б. Ю. Усачова [238].

Проблемы охраны и использование памятников архитектуры во многом зависели от масштабов перестройки населенных пунктов. Необходимо было не только органически включить памятники в современные архитектурные ансамбли, но и создать оптимальные условия для их сбережения и широкого использования. В Крыму в список населенных пунктов с исторически сформированным видом входили: Алупка, Алушта, Бахчисарай, Евпатория, Керчь, Севастополь, Симферополь, Судак, Феодосия, Ялта; пгт. Гурзуф, Ливадия, Форос, Массандра, Черноморское; с. Кудрино, Мисхор, Никита, Скалистое, Харакс [239].

Значительное внимание уделялось пропаганде памятников археологии, истории, архитектуры. В этом направлении активную работу проводили преподаватели высших учебных заведений – члены Крымской организации УООПИК. В первичную организацию Крымского пединститута входили 416 преподавателей и студентов историко-филологического факультета и факультета иностранных языков. Преподаватели института Л. И. Волошинов, Г. Н. Губенко, З. М. Иванова, В. А. Коростелин, Л. С. Пастухова, С. А. Секиринский выступали перед студентами, преподавателями, сотрудниками института с лекциями. Сотрудники Крымской группы Института археологии АН УССР Е. В. Веймарн, О. И. Домбровский, преподаватель КПИ В. А. Коростелин организовывали экскурсии по памятным местам Крыма.

В Народном университете, созданном при Крымской организации УООПИК в 1970 г., осуществлялась подготовка лекторов и экскурсоводов. В программу этого учебного заведения были включены методика выявления, изучения, реставрации, консервации, паспортизации памятников, основы музееведения и методика экскурсионной работы. Основной формой учебных занятий в университете были лекции. Ректором была избрана доктор исторических наук, профессор КПИ Элла Исааковна Соломоник (1917-1999).

В Народном университете работали заведующий отделом Крымского краеведческого музея В. К. Гарагуля, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИА АН УССР В. Н. Даниленко, С. А. Секиринский, старший научный сотрудник Крымского краеведческого музея А. А. Столбунов, научный сотрудник Крымского областного партийного архива В. А. Широков [240]. К 1975 г. городскими и районными организациями Крымского общества было создано уже 11 Народных университетов [241]. Они открывались на базах вузов, музеев, предприятиях. Слушателями университетов были рабочие, студенты, учителя, колхозники, пенсионеры.

Одним из мероприятий сферы охраны памятников Крыма в 70-е гг. ХХ в. стало проведение унификации памятникоохранительной документации. В целом по Крымской области работа по паспортизации историко-культурных объектов проходила организовано. Хотя на начальном этапе работ были и определенные трудности: не хватало специалистов – историков, архитекторов, искусствоведов; ограниченным был круг архивных источников, на основе которых составлялись паспортные данные о памятниках. Управление культуры Крымского облисполкома регулировало ход паспортизации памятников – утверждались графики выездов сотрудников для обследования памятников, определялись сроки завершения паспортизации в городах и районах области.

Завершилась паспортизация памятников истории и культуры в Крымской области, как и в целом по УССР, в 1978 г. На составление учетной документации было израсходовано 34411 руб., причем из местного бюджета – 29411 руб., а за счет областной организации Общества – 5000 руб. После завершения паспортизации в Крымской области на государственный учет были поставлены 3495 памятников. Из них: археологии – 847, архитектуры и градостроительства – 232, истории и искусства – 2416. Внедрение единой формы учета историко-культурных объектов открыло широкую возможность для фронтальной проверки состояния охраны их разных типологических групп, привлекло к ним внимание местных органов власти, широкой общественности.

Однако в застойные 70-е гг. ХХ в. стало «нормальным» явлением ухудшение состояния памятников, потеря ценных архитектурных сооружений. В 1979 г. предварительная расчетная стоимость первоочередных ремонтно-реставрационных работ памятников архитектуры области составляла 40-45 млн. руб., в то время как ежегодные целевые ассигнования на реставрацию были в десять раз меньше. Вследствие недостаточного финансирования были замедлены темпы ремонтно-реставрационных работ в Херсонесском государственном историко-археологическом заповеднике, созданном в 1978 г.

В конце 70-х – в 80-е гг. ХХ в. вопросы благоустройства и реставрации обелисков, памятных знаков решались лишь в процессе проведения республиканских смотров памятников в честь годовщин знаменательных событий советской истории. Накануне 40-летия Победы в Крыму активизировалась работа по благоустройству и реконструкции историкокультурного наследия. На 45 памятников истории были выданы паспорта, организовано полное переоформление охранительных обязательств с учетом изменений, которые состоялись после 1978-1979 гг. Были отремонтированы 327 памятников и памятных мест, братских погребений, обновлены экспозиции в 22 общественных музеях. Проводилась работа по пропаганде и популяризации памятных мест [242]. Однако такая деятельность активизировалась только накануне юбилейных дат.

Во второй половине 70-х гг. ХХ в. массовый бесконтрольный характер приобретали разрушения памятников археологии. В большей степени это осуществляли колхозы и совхозы при расширении сельскохозяйственных угодий. Только в 1977 г. по вине руководителей хозяйств были разрушены: курган на 55 км шоссе Симферополь – Феодосия в Белогорском районе; курган на 4 км дороги Белогорск – Александровка, курган возле села Карасевка того же района, курганы Новоандреевского, Денисовского сельсоветов Симферопольского района, а также братское кладбище воинов Крымской войны в Бахчисарайском районе.

При строительстве комплекса плотин на землях колхоза им. А. В. Суворова Белогорского района по вине подрядчика был частично разрушен культурный слой палеолитической стоянки Сары-Кая ІІ. В 80-е года хозяйственными руководителями повсеместно допускались случаи уничтожения памятников. При этом они ссылались на неосведомленность. В связи с выделением участков под садовые и огородные общества, в Симферопольском районе был уничтожен, поврежден и находился под угрозой гибели ряд ценнейших памятников старины. При освоении Каменского массива были уничтожены три стоянки VІІІ – ІІІ тыс. до н. э. [243].

В условиях кризиса советской системы дело охраны памятников с каждым годом все более приходило в упадок. Для реставрации всех объектов было необходимо 100 млн. рублей, не хватало квалифицированных реставраторов, отсутствовали материалы. На протяжении пяти лет продолжалась реставрация мавзолея Скилура на Неаполе Скифском.

Собственно до реставрации дело и не дошло. При возведении над остатками мавзолея охранного павильона, в случае перебоев с материалами, «реставраторы» не находили ничего лучшего, чем брать камни из руин мавзолея. Еще одним примером равнодушного отношения к прошлому стала распашка под огороды части заповедной территории на склоне горы Митридат, передача пионерскому лагерю территории возле городища Нимфей в Керчи. Кроме того, отсутствовали контакты между местными организациями УООПИК и отделами главного архитектора города или района [244]. В Феодосии подобная ситуация препятствовала сооружению монумента погибшим воинам Феодосийского десанта. Работы были начаты еще в 1982 г., однако даже в 1989 году конкретные результаты не наблюдались.

Таким образом, в 60-80-е гг. ХХ в. существовала система охраны памятников, которая включала в себя государственные и общественные формы. Во второй половине 1960-х гг. в силу имеющихся материально-технических возможностей была проведена работа по выявлению, сбережению и популяризации памятников археологии, истории, архитектуры, искусства. Важная роль в реализации проектов по охране памятников принадлежала созданной в 1966 г. Крымской организации УООПИК. Вместе с тем, в охране, использовании и реставрации памятников имели место серьезные недостатки и нерешенные проблемы. Часто не отрабатывали положения принятых законов СССР и УССР об охране и использовании памятников истории и культуры, ряд постановлений и решений по вопросам памятникоохранительной работы. Не удовлетворяли существующих потребностей ассигнования на ремонт, реставрацию и замену памятников. Ощущался острый недостаток специалистов-реставраторов. В этот период также сказывалось определенное отставание в разработке комплексных подходов к охране и пропаганде памятников.

Джерело: Матеріали до тому «Звід пам’яток історії та культури України. ». – К.: 2015 р., с. 341 – 351.